Детеныши мамонта

Н.К. Верещагин
Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург
Описание внешнего вида (экстерьера) и внутренних органов ямальского мамонтенка

В статье изложена история исследования тушки 1.5-2-месячной самки мамонта с восточного побережья Ямальского полуострова (68° с.ш., 60° в.д.). Дана сравнительная таблица наружных промеров тушек ямальской самки и магаданского самца полугодовалого возраста - двух детенышей мамонта, близких по абсолютному (геологическому) возрасту (около 40 тыс. лет). Описаны результаты вскрытия тушки, осмотра ее внутренних органов, их размерных и весовых данных. Гистологическое исследование уцелевших фрагментов шерстного покрова показало, что детеныш был покрыт однообразным, низким мехом из трех типов волокон (остевых, промежуточных и пуховых), вероятно, эмбрионального, ювенильного порядка, слегка отрастающего в условиях арктического лета. Общий тон окраски меха был светло-бурых и коричневатых тонов.

На основе анализа морфологических и тафономических признаков дается заключение, что детеныш погиб от истощения (потерял маму?), будучи уродливо сложен (коротконог!), утонул и был погребен на илистом дне застойного водоема (озера, болота) до момента замерзания последнего и фиксации тушки в мерзлоте. Появление (нахождение) полуоттаявшего мамонтенка на правом низком берегу небольшой речки было обусловлено размывом мерзлой толщи полой водой и ледоходом. Слегка плавучий трупик волочило по дну.
Первоначальный осмотр, описание и наружные промеры мамонтенка были произведены мною с помощью старшего научного сотрудника И.Е. Кузьминой 19 и 20 октября вскоре после привоза тушки А.Н. Тихоновым и В.М. Храбрым в начале октября 1988 г. Тогда же были взяты образцы шерсти с 15 точек в местах, сохранивших небольшие пятна волосяного покрова. Качественную рентгенограмму сделать не удалось. Для определения абсолютного возраста мамонтенка была взята порция ягодичной мышцы весом около 250 г. Радиоуглеродный анализ на С14 был любезно проведен по этому образцу в лаборатории геохронологии Санкт-Петербургского университета Х.А. Арслановым. Он дал цифру 39100(1420 лет (ЛУ 2263, 1990), т.е. близкую по древности к магаданскому мамонтенку.
В ноябре 1991 г. профессор Наоки Сузуки из Токийского медицинского института заинтересовался внутренними органами мамонтенка, и ему были предоставлены для визуального просмотра органы обоих мамонтят - ямальского и магаданского.
В 1992 г. тушка мамонтенка была отправлена в Осаку для исследования на большом томографе, где были получены следующие результаты: Созданы полные томограммы скелета и внутренних органов. Получены относительно длинные цепочки ДНК по тканям мамонтенка. Паталого-анатомические исследования внутренних органов не позволили установить причины смерти животного. Изготовлены скульптурным методом две пластмассовые копии тушки. Некоторые научно-популярные материалы и фотоиллюстрации были опубликованы Наоки Сузуки в соавторстве с другими в журнале "Newton", N 4, 1992 на японском языке.

Результаты первоначального осмотра тушки и морфометрии.

При распаковке тушки перед нами предстало относительно коренастое, плотного сложения существо с некрупной головой и короткой шеей, без хобота и хвоста, с массивными короткими ножками. Существо до некоторой степени напоминало кабанчика, но даже ямальские моряки, впервые обнаружившие труп, признали в нем слоновую породу. Судьба решила подарить науке на этот раз самочку, примерно 2-3-месячного возраста. Поза, в которой зафиксировалась малышка, напоминает тело, находящееся в полете во время бега карьером: передние ноги при этом бывают несколько поджаты или вытянуты вперед, а задние откинуты назад. Из ненормальностей была наиболее заметна припухлость или вывихнутость левого колена, которое было, вероятно, повреждено еще при жизни звереныша. Кроме того, бросалось в глаза странное повреждение пятки и стопы правой ноги, как бы срезанных каким-то тупым орудием. Живот выглядел чрезвычайно подтянутым, впалым. Отсутствие иных видимых повреждений, деформации в виде сдавленности, уплощенности или перегибов туловища заставляет думать, что фиксация трупа в породе после смерти животного была более или менее свободной. Такой породой (средой) могла быть просто вода вплоть до ее замерзания, рыхлая взвесь торфяной сплавины или придонный слой ила озера - сапропеля. По сравнению с магаданским мамонтенком-самцом ямальская самочка, значительно уступая в росте и весе, выглядела до странности коротконогой (рис. 1). Отличали ее также плохая сохранность кожных покровов и мышц, полная потеря натуральной окраски кожи и большей части волосяного покрова, облезлость. Очевидно, тушка лежала в воде, до замерзания дольше, чем магаданская. Отрывы хобота и хвоста происходили, вероятно, в процессе высвобождения трупика из мерзлой породы, при размыве и обрушении берегового обрыва течением реки. Разрывы шеи и размочаленные связки пятки правой ноги могли быть и следствием ледохода, давления плавучих льдин. Проклевы кожи в области таза и правого плеча, очевидно, сделаны чайками уже после переноса бесхоботной тушки полой водой от места ее выпадения из берегового обрыва на низменный берег реки. Вообще, сделанные своевременно на месте находки квалифицированные тафономические наблюдения могли бы дать значительную пищу для полезных размышлений и, возможно, помогли бы обнаружить даже хобот и хвост.
Приводим сравнительную таблицу промеров тушки.
Переходим к более детальному описанию частей тела.